hahi (hahi) wrote,
hahi
hahi

Category:

Невероятные приключения канадцев в России

К моей большой радости, тройственный роман между московским заказчиком, питерскими проектировщиками и моей канадской фирмой успешно продолжается, и в результате в середине мая я снова оказался на берегах Невы. Приношу свои извинения тем друзьям и френдам, которых не смог повидать – надеюсь, для этого ещё будут возможности. Пока же поделюсь кое-какими нашими приключениями в родном городе.


Как я уже писал, виды и красоты Петербурга оказывают на канадцев завораживающее действие, что, в общем, не удивительно. Но на сей раз у нас был икспириенс иного рода, кулинарно-культурный, о нём и речь. В один из вечеров в Питере мы завалились в симпатичный грузинский ресторанчик недалеко от Сенной площади. В ресторан вообще, как известно, нельзя приходить голодным, а уж когда счёт оплачивает фирма – это просто опасно. Мы с московским представителем нашей фирмы бодро накрыли поляну закусками, аппетитно жонглируя вкусными словами «хачапури, хинкали, сациви, пхали», затем, вспомнив о методе устранения возможных кулинарных промахов хозяйки, равномерно расставили по столу бутылки красненького (промахов не было, но бутылки всё равно пригодились), и сказали коллегам – а главное блюдо заказывайте сами, глядя на картинки в меню.

Интересно, что прислушавшись к жонглированию вкусными словами, мой коллега итальянского происхождения авторитетно заявил, что самые вкусные кухни – это те, где названия блюд кончаются на –и. Я не уверен насчёт суши, но тема стоит дальнейшего изучения. Название этой заметки тоже, кстати, посвящено этому итальянцу. Я рассказал ему про знаменитый фильм с итальянскими кладоискателями, и он глубоко задумался, припоминая, не бежала ли какая-нибудь из его прабабок от большевиков...

Но вернёмся к нашим баранам – вернее, шашлыкам из них. Выросшие на богомерзких бургерах канадцы с восторгом умяли закуски, выпили вино – и тут перед ними стала появляться настоящая еда. Вернее, ЕДА! Канадцы приуныли и сказали – это тоже надо съесть? Я вспомнил, как меня кормили в Тбилиси, и сказал – несомненно, это же закуска под вино. Но вина больше нет – попытались возразить товарищи. Сейчас будет, дорогой! – с неожиданно прорезавшимся в моей английской речи грузинским акцентом заявил я, и вино появилось.

Из ресторана канадцы выходили медленно и осторожно. С них можно было рисовать иллюстрацию к Стругацким: «Группа кадавров, удовлетворённых желудочно». Их интересовали два вопроса – как не лопнуть по дороге в гостиницу и где найти такую же вкусную еду в Торонто. По второму вопросу я им дал пару советов, первый каждому пришлось решать в индивидуальном порядке. Но вечер, как оказалось, ещё только начинался...

Добравшись до гостиницы, мы расположились в баре, где лениво тянули пиво и ещё ленивее обсуждали некие производственные вопросы – и тут невидимая рука рынка высунулась из-за моего плеча и поставила перед нами поднос с графином водки и рюмками по числу участников мероприятия. Вслед за рукой появился и её обладатель, мужчина средних лет с заметной офицерской выправкой, «настоящий полковник». Мужчина был на той блаженной стадии алкогольной интоксикации, когда уже не мог толком объяснить мне, кто он такой и почему квасит в одиночку в недешёвом гостиничном баре, но ещё желал социальной жизни. По-английски он знал слова «сорри» и «плиз», но вместе с жестами их вполне хватило, чтобы объяснить моим коллегам, что принесённый графин надо немедленно выпить.

Коллеги заволновались и поинтересовались, можно ли сачкануть в этой групповухе. Я строго объяснил, что тостуемый пьёт до дна, и не выпить с кем-то в России – это страшное оскорбление. Лично Путин приедет навалять нам люлей, и контракт с московским заказчиком будет немедленно аннулирован. Канадцы вздохнули и выпили. После этого наш новый товарищ вгляделся в нашего босса, этнического сикха (но нерелигиозного, без тюрбана) и спросил: «А что это у вас тут за чеченец сидит?» Я напрягся в ожидании возможного межнационального конфликта, но объяснение про индийское происхождение босса произвело замечательное впечатление на настоящего полковника – он радостно завопил: «Индира Ганди! Радж Капур! Зита и Гита!»

Родившийся и выросший в Канаде босс ничего не знал про Зиту и Гиту. После разъяснения этого вопроса он попросил меня поинтересоваться у нашего друга, что ему заказать. Друг обвёл глазами разноцветную батарею бутылок в баре – причём бессмертное «всё такое вкусное» явственно читалось в его взгляде – но всё же сделал патриотичный выбор в пользу ещё одного раунда водки. Мои коллеги заволновались вдвойне. Я объяснил, что тостующий тоже пьёт до дна, и напомнил про Путина, который уже к нам выехал. Тут один из коллег сверкнул глазами, сказал: «Ребята, это как суперсерия 72-го» и со словами «Да здравствует королева!» лихо опрокинул рюмку.

(Здесь я приведу одну интересную ссылку: http://news.nationalpost.com/news/canada/the-night-lester-pearson-and-michael-ignatieffs-dad-outdrank-the-soviets Если вкратце - в ней описывается, как в середине 50-х канадская делегация в Москву, в составе тогдашнего премьера Дифенбейкера и потомка белоэмигрантов Игнатьева, отца недавнего лидера Либеральной партии, была усиленно спаиваема Хрущёвым сотоварищи. Канадцы приняли бой, бегали общаться с ихтиандром, но устояли, вызвав к себе всяческое уважение. Прикольная статья, стоит прочесть)

В гостиничный номер я вернулся в такое время, которое проще назвать «рано», чем «поздно», и, увидев мерцающий экран лэптопа, осознал, что мне нужно было срочно написать некую техническую записку для российского проджект-менеджера. Я вздохнул, принял холодный душ, с трудом вспомнил, по какой специальности у меня диплом, как называется наш проект и что я вообще делаю в это время в этой гостинице, и сел писать. Утром (а мы приезжали в офис на час позже российских коллег) я с надеждой спросил того менеджера: «Ты ведь ещё не успел прочесть мою записку?» «Отнюдь, - ответил тот – прочёл. Отлично написано – ясно, по делу, без лишних слов». Я хотел объяснить ему, что какие тут лишние слова – каждое нажатие на клавишу требовало серьёзной концентрации внимания и сил – но вспомнил, что он непьющий, и промолчал...

Ну вот, а теперь надо бы показать продравшимся сквозь мою графоманию до этого места что-нибудь по-настоящему красивое. Снова подборка фоток Питера.

Петроградская сторона.
Площадь Льва Толстого днём...

... и ночью.


Австрийская площадь. Как же она называлась в годы моего детства? Забыл :(


Виды на речку Карповку.



Сад композитора Андрея Петрова.
Скрипка-лебедь.


Удивительные барельефы.



Тоже какой-то странный гибрид музыкального инструмента и зверя.


Просто объявление на стене.


Петропавловка.





Музей пыток. Строгое предупреждение восхитительно.


Заячий остров обильно заселили зайцами.


У Дома Политкаторжан. При мне этого, по понятным причинам, не было.


А вот и источник понятных причин - страшный Большой Дом.


Любимая шиза... ой, простите, ши-цза.


Московская некрофилия проявляется в главном зомби страны на центральной площади. В культурной столице всё культурней, не захоронен не человек, но железяка.


Эта фотка получилась нечёткой, а жаль - я её назвал "тема ортодоксального еврея в петербургской архитектуре".


Ладно, на сегодня хватит, продолжение следует как только, так сразу. Хороших всем выходных!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →