hahi (hahi) wrote,
hahi
hahi

Category:

Невероятные приключения канадцев в России - часть 2

После предыдущей записи о приключениях канадцев в России мне попеняли, что я порочу светлый облик канадского инженера описаниями обжорства и пьянства. Чтобы хоть немного исправиться, придётся рассказать о канадцах и Достоевском.

Начну с того, что Фёдор Михайлович, на мой не слишком авторитетный взгляд, невольно сослужил своей Родине дурную службу, и его произведения в значительной степени способствовали формированию подозрительно-настороженного отношения западных людей к России. Судите сами – кто примерно в те же годы творил в Европе? Диккенс, Бальзак, Гюго, Манн, Золя? Прекрасные писатели, но в основном основательные, солидные, серьёзные. Ясное дело, что на их фоне великолепное безумие Достоевского и его персонажей не могло не вызвать пристальный интерес – тем более, что определённое косноязычие ФМД наверняка сглаживалось переводчиками. Да даже если с зеркалом русской революции сравнивать – посмотрите, например, на трагическую, но ментально вполне здоровую связь Вронского и Карениной, а с другой стороны, на отношения Мышкина и Настасьи Филипповны. Или поставьте рядом двух самых знаменитых падших женщин русской литературы – Катюшу Маслову и Сонечку Мармеладову. Короче, неудивительно, что начитавшись всей этой достоевщины, западный обыватель качал головой и приговаривал: “Oh, these crazy Russians!”

Вы спросите – а при чём тут канадцы? Канадцы и Достоевский при мне пересеклись дважды. Во-первых, когда я ещё работал в предыдущей фирме, лет 5 назад, была там у нас одна серьёзная девушка. Она ездила на работу на пригородном поезде и, по словам попутчиков, не выпускала из рук хорошие книги, а однажды была замечена с толстым томом Достоевского. Дочитав том, она поймала меня у кофейной машины (где в североамериканском офисе обычно происходят все беседы на непрофессиональные темы) и взволнованно стала задавать вопросы типа: «А правда, что Раскольникова можно считать предтечей русского большевизма, а Свидригайлова, напротив, европейского фашизма?» Единственное, что я знал точно – что вряд ли кого-то из персонажей ФМД можно считать предтечей сионизма; поэтому я вздохнул и сказал: «Дорогая, честное слово, подавляющее большинство русских людей отнюдь не такие трахнутые на всю голову, как персонажи Достоевского». Девушка тоже вздохнула, и по выражению её загрустивших глаз я догадался, что, как говаривал мой друг студенческих лет, я убил в ней веру в прекрасное.

Вторая же история с Достоевским произошла в описываемой поездке. Накануне праздника желудка я водил моих коллег по вечернему городу. Мы дошли по Невскому до Аничкова моста и свернули на Фонтанку, направляясь в гостиницу, которая была недалеко от Техноложки. И чёрт меня потянул за язык упомянуть, что тут совсем рядом та самая Разъезжая улица, по которой, можно сказать, бродит Достоевский. Один из канадцев – тот, который впоследствии стоя пил за королеву – исключительно возбудился и, назвавшись давним поклонником великого русского писателя, пожелал немедленно идти на Разъезжую. Я не очень знаком с нынешней криминогенной обстановкой в городе, но предположил про себя, что если не Раскольникова с топором, то гопников с пивом там встретишь скорее, чем тень великого литератора, и под каким-то предлогом уклонился от изменения маршрута прогулки. А на утро после встречи с настоящим полковником, когда мы отпаивались кофе за завтраком, тот же инженер поинтересовался у меня, на кого из персонажей ФМД полковник был похож. Я мрачно спросил, знает ли мой коллега Венечку Ерофеева, и, получив отрицательный ответ, вкратце пояснил ему, почему наш вчерашний собутыльник значительно в большей степени ассоциируется у меня с героями бессмертной поэмы в прозе. Коллега не стал спорить, но по его лицу я понял, что убил веру в прекрасное ещё в одном канадце.

Ну вот, а теперь для возрождения веры в прекрасное у тех, кто досюда дочитал – ещё одна подборка питерских фоток.

БДТ. Одни из лучших воспоминаний о городе.


Чернышёв мост.


Улица зодчего Росси. Машины всё портят, ага.


Помните, прошлой осенью я интересовался, что за дом-красавец возник у Красного моста? Вот он, снаружи и внутри.








Ещё немного питерского модерна.


Дворик на Мойке. Неожиданно не колодец.


Во дворике есть идеологически правильные детские игрушки...


... и правильно расположенный рояль.


Милый памятник у цирка. Ещё одна любовь детства - даже в студенческие годы старался не пропускать там новые представления.


Это, кажется, памятник юному 21-му веку. И куда депутат Милонов смотрит...


Анна Андреевна в своём дворике.


Новоманежная площадь.


Самый дорогой стадион в мире?


Западный скоростной диаметр...


... и снятый с него газпромовский фаллос, теперь заэрегированный в правильном месте.


Питерские креативщики нашли правильные названия для секс-шопа...


... и водички для утренней опохмелки.


В культурной столице умеют культурно отдыхать.




И по следам наших выступлений в ФБ.
Ждун дождался...


... и я дождался правильного размера пива (но это уже на пересадке во Франкфурте).

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments