hahi (hahi) wrote,
hahi
hahi

Category:

Reading log

Как это ни парадоксально, карантинный год оказался малочитаемым. Те два часа в день, которые я уже многие годы посвящал чтению/ слушанию по дороге на работу, уходили либо на сон, либо на какую-то домашнюю ерунду. Нижеплинтусное настроение коронного года способствовало чтению всякой интернет-фигни, практически не оставшейся в памяти. Ну и кроме всего вышеперечисленного, я зачем-то взялся читать The Language Instinct Стивена Пинкера – книгу, безусловно, интересную, но всё же достаточно сложную для того, чтобы её изучение отняло кучу времени. Как следствие, отчёт о прочитанном будет весьма краток.


Борис Акунин, «Просто Маса»
Очаровательный сиквел саги о великом Эрасте, описывающий приключения его друга и помощника, возвращающегося на свою родину. Мы узнаём много нового о самом Масе, Фандорин прекрасно мелькает в некоем флэшбеке, в общем – талант автора продолжает радовать его поклонников. Интересно, в какой степени описания японских нравов и обычаев – благородные якудза, ужас «потери лица», чёткая иерархичность – являются развесистой сакурой. Чхартишвили всё же японист, так что есть надежда на правдивость его описаний :)

Алексей Сальников, «Опосредованно»
Ооо, это прекрасно! Автор гриппующих Петровых продолжает восхищать. Представьте себе некий альтернативный мир, отличающийся от нашего всего лишь тем, что рифмованная речь делится там на две категории. Есть официальная, разрешённая, тематически правильная поэзия – и есть «стишки», обладающие сильнейшим наркотическим действием с приходами и расширением сознания; как следствие, авторство и даже распространение этих стишков противозаконны и преследуются властями. В этом мире Пушкин и Блок вынуждены быть прозаиками, а неназванный открыто Бродский не спасается от своих пристрастий даже в эмиграции и погибает от передоза. И вот на фоне всего этого разворачивается семейная история, подробности которой я не стану описывать во избежание спойлеров – но которая насыщена интересными рассуждениями о любви, ненависти, литературе, творчестве, родительстве, о жизни, в общем. Рекомендуется всячески. Измученный политкорректным нарзаном североамериканец попутно интересуется – допустима ли ещё в западном мире книга, где автор-мужчина делает главными персонажами три поколения женщин, или это ужасный образец gender-cultural appropriation?

Роберт Гэлбрейт aka Джей Кей Роулинг, “Troubled blood”
Пятая книга из серии о Корморане Страйке и Робин Эллакотт. Как и во всех книгах серии, в ней присутствуют несколько слоёв / уровней. Первый, конечно же, детективный. Здесь талантище Джей Кей по прежнему ей не изменяет, читатель, как и положено, не догадывается о сути произошедшего до последних страниц. Присутствуют, впрочем, несколько не очень вероятных богов из машины, коих я не буду обсуждать во избежание спойлеров – но они не портят общего впечатления. Далее – личная жизнь героев. Пожалуй, в этой книге она представляется наиболее реалистичной. Опять же, обойдусь без спойлеров, но лично мне едва ли не впервые не хотелось побыстрее пролистывать страницы без детективного содержания. Ну и в-третьих, эта книга – хорошо написанное пособие по практическому феминизму. С одной стороны, это пособие можно было бы почти без ущерба для сюжета выкинуть, изрядно подсократив книгу. С другой стороны, даже старый циник в моём лице не может не признать, что всё, описанное Роулинг, увы, вполне правдиво; кроме этого, феминизм Джей Кей – это феминизм здорового человека, т.е. она любит женщин, а не ненавидит мужчин - так что эти отклонения в сторону мы ей простим. Менее естественными выглядят несколько поклонов в сторону BLM – но они всё же практически несущественны на общем фоне книги. В целом Джей Кей удалось сделать это снова – жду следующей книги примерно так же, как ждал новых томов гаррипоттеровской саги.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments